Рекомендуем

Новости
  • Boomновости №1’9 (2018)
    Boomновости №1’9 (2018)

    А вот и наша 1-ая сентябрьская выборка новостей русской комикс-индустрии. Начало шквала анонсов к дальнейшему Далее →

  • Earth x graphitti designs limited signature edition
    Earth x graphitti designs limited signature edition

    Продолжаю говорить о серии коллекционных изданий от Graphitti Designs. В прошедший раз, напомню, мы познакомились с расчудесным Далее →

  • Pictures that tick vol. Два limited/signed
    Pictures that tick vol. Два limited/signed

    Даже не помню, как я в первый раз познакомился с творчеством Дэйва Маккина. Может быть, Далее →

  • Tale of sand box set
    Tale of sand box set

    В сей раз шелфпорн у нас совсем нетипичный. Это не редчайшее издание, тут нет автографа Далее →

  • Absolute danger girl
    Absolute danger girl

    Пока я жду несколько ценных посылок, продолжу говорить про линейку «абсолютов» от DC. В прошедший Далее →

Ричард макгуайр: «все преходяще. мы все умрем. принципиально обдумывать это»

Если попросить нас избрать самый трогательный комикс Две тыщи четырнадцать года, то мы совершенно точно назовем Here — удивительный творческий опыт; 300-страничное упражнение на тему жизни, погибели и времени. Весь комикс построен на одной простой идее: представьте, как будто вы сможете поглядеть, что происходило в одной непосредственно избранной точке земного шара миллионы годов назад, что находится там на данный момент и что будет происходить в дальнейшем. Каждый разворот книжки — фото 1-го и такого же места с 1-го и такого же ракурса: так перед очами читателя проносятся животные, люди, стили, эры — и, конечно, чувства. Конкретно о их мы и поговорили с создателем Here Ричардом Макгуайром.

Когда я читал Here, меня не оставляло чувство, как будто создатель делится со мной кое-чем очень личным и заветным. Как это чувство было справедливым — по другому говоря, правильно ли, что многие принципиальные действия из вашей жизни отыскали отражение в этой книжке?

Ну, я желал, чтоб книжка воспринималась как что-то личное, но совсем не собирался превращать ее в воспоминания. Вообщем я не задумывался, что фрагментированное нелинейное повествование без классической фигуры протагониста сумеет вызовет у читателей эмоциональное вовлечение, но был неправ. Они принимают написанное близко к сердечку, и мне это очень приятно слышать.

Но в книге все же находятся какие-то автобиографические детали? 

Да, там есть пара очень личных моментов. Но я все таки старался выразить, что должно быть понятно всем людям без исключения: к примеру, на чувстве утраты либо недопонимания.

Ричард макгуайр: «все преходяще. мы все умрем. важно осознавать это»  комикстрейд

Фото: The New York Times

А поведайте, как вообщем вышло, что ваш старый 36-панельный комикс перевоплотился в 300-страничную книжку? Длительно ли пришлось находить для такого эксперимента издателя?

Я написал необычную 6-страничную историю в Одна тыща девятьсот восемьдесят девять году, и только 10 лет спустя мне в голову пришла идея о том, что было бы здорово расширить ее до масштаба настоящей книжки. Я ощущал, что в теории эта книжка могла бы стать нескончаемой — и объем в три сотки страничек показался очень подходящим. Крис Уэйр предложил мне связаться с издательством Pantheon, он тогда только что подписал с ними договор на первую книжку. Так что я заключил с ними контракт, предпринял 1-ые несколько попыток реализации собственного плана, и… сообразил, что просто не могу вынудить эту концепцию работать. Тогда мне предложили оказаться в роли режиссера анимированного кинофильма, я переехал во Францию и отложил Here в длинный ящик. Но, в конечном счете, возвратился к собственному проекту назад. Только последние Три года дозволили мне по-настоящему на нем сосредоточиться.

Но вы очень поменялись со времени публикации оригинальной истории: вы стали старше. В чем заключается разница меж вами 20 5 годов назад и сейчас? Как за этот период времени поменялось ваше восприятие времени?

Сейчас у меня еще больше актуального опыта — и это, очевидно, здорово воздействовало на мою книжку; я рад, что окончил ее конкретно на данный момент, а не ранее. В промежутке меж заключением контракта с издательством и окончанием работы над Here вышло настолько не мало всего: мои родители и старшая сестра погибли, и все это — в течение только пары лет. Такие действия опустошают и меняют твое отношение ко всему. Все в один момент начинает казаться таким уязвимым, а жизнь — таковой недлинной. Я изливал свое горе на бумагу: можно сказать, это был мой метод вылечиться и придти в себя. Другим методом примирения с произошедшим стал просмотр огромного количества семейных снимков и старенькых кинофильмов, которые снимал мой отец. Мне повсевременно снилось, будто бы все они еще живые, а я дома. Страшно травматичным был и опыт подготовки домашнего дома к продаже: на меня нахлынуло столько воспоминаний… Предки жили там в протяжении 50 лет, он был заполнен принадлежавшими им вещами. Хоть какой переживавший утрату кого-либо близкого усвоит, о чем я говорю.

#td_uid_2_5ccd5a434ddca .td-doubleSlider-2 .td-item1 { background: url(http://comicstrade.ru/wp-content/uploads/2015/02/Here-47-80×60.jpg) Нуль 0 no-repeat; } #td_uid_2_5ccd5a434ddca .td-doubleSlider-2 .td-item2 { background: url(http://comicstrade.ru/wp-content/uploads/2015/02/girl-boy-man2-80×60.png) Нуль 0 no-repeat; } #td_uid_2_5ccd5a434ddca .td-doubleSlider-2 .td-item3 { background: url(http://comicstrade.ru/wp-content/uploads/2 Февраля 2015.HERE-Dancers-20140720-2-40-1200-80×60.jpg) Нуль 0 no-repeat; } #td_uid_2_5ccd5a434ddca .td-doubleSlider-2 .td-item4 { background: url(http://comicstrade.ru/wp-content/uploads/2015/02/water-flowing-in-1-80×60.png) Нуль 0 no-repeat; }
Один of Четыре

Ричард макгуайр: «все преходяще. мы все умрем. важно осознавать это»  комикстрейд

Ричард макгуайр: «все преходяще. мы все умрем. важно осознавать это»  комикстрейд

Ричард макгуайр: «все преходяще. мы все умрем. важно осознавать это»  комикстрейд

Ричард макгуайр: «все преходяще. мы все умрем. важно осознавать это»  комикстрейд

Вроде бы вы определили в 2-ух словах: о чем ваша книжка?

О непостоянстве. Все преходяще. Мы все уходим. Очень принципиально обдумывать, что жизнь коротка, и ценить каждый ее момент. Если вы начинаете много мыслить о необъятности времени и вашем месте во вселенной, это может быть уничижительно.

Давайте представим, что кто-то собрался сделать экранизацию вашей книжки. Кого вы видите в кресле режиссера? Терренса Малика? Кого-либо еще?

Ха, я вижу в этой роли себя! Естественно, я люблю Терренса Малика, и не раз слышал, что критики ассоциируют Here с его работами. Но я не совершенно уверен, что из Here в принципе получится неплохой кинофильм. Нелинейная структура больше всего оправдана, когда зритель/читатель может перемещаться в рамках этой структуры без помощи других. Другими словами, уникальная 6-страничная версия комикса имела 6 панелей на каждой страничке, и эта структура имела свои плюсы: ваш взор мог передвигаться по кругу и стремительно устанавливать связи меж панелями.

У комикса как у медиума есть свои достоинства, и в кинофильме вы просто не смогли бы почувствовать такую синхронность меж событиями. Если б это было кино, и в каждой панели происходило бы какое-то действие, вы бы ощутили, как будто что-то упускаете. В книжной версии Here интерактивная структура также работает. Отдельный разговор — электрическая книжка: вы сможете читать ее поочередно, как и бумажную, а сможете щелкать по окошкам с датами, тогда и фон и панели начнут перемешиваться случайным образом, создавая новые связи. Так проект начинает раскрываться с новых сторон. Мне очень понравилось работать над электрической версией Here с программером; не считая того, мы с аниматорами добавили туда пару внезапных для читателя моментов. В общем, я люблю работать с различными форматами, и я с наслаждением снял бы киноверсию Here сам. У меня есть пара мыслях, как это нужно сделать.

А какие у вас в принципе есть и вдохновения в комикс-индустрии?

У меня есть несколько друзей, которые меня очень вдохновляют – к примеру, вышеупомянутый Крис Уэйр. Мне нравятся работы Бена Кэтчора, у него бывают совершенно гениальные идеи. Еще я люблю работы Габриэль Белль, они весьма забавны и неотразимы. И, в конце концов, один из моих нынешних любимчиков — это Оливьер Шраувен! Он производит вправду захватывающий контент.

Опросы

Самая ожидаемая книга от "Азбуки"

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...