Рекомендуем

Новости
  • Boomновости №1’9 (2018)
    Boomновости №1’9 (2018)

    А вот и наша 1-ая сентябрьская выборка новостей русской комикс-индустрии. Начало шквала анонсов к дальнейшему Далее →

  • Earth x graphitti designs limited signature edition
    Earth x graphitti designs limited signature edition

    Продолжаю говорить о серии коллекционных изданий от Graphitti Designs. В прошедший раз, напомню, мы познакомились с расчудесным Далее →

  • Pictures that tick vol. Два limited/signed
    Pictures that tick vol. Два limited/signed

    Даже не помню, как я в первый раз познакомился с творчеством Дэйва Маккина. Может быть, Далее →

  • Tale of sand box set
    Tale of sand box set

    В сей раз шелфпорн у нас совсем нетипичный. Это не редчайшее издание, тут нет автографа Далее →

  • Absolute danger girl
    Absolute danger girl

    Пока я жду несколько ценных посылок, продолжу говорить про линейку «абсолютов» от DC. В прошедший Далее →

Потерянный «золотой век» российского комикса

ВНИМАНИЕ!
Публикуется без сокращений и правок (в т.ч. — орфографических). Политические и идейные взоры создателя могут не совпадать с позицией редакции.

В Одна тыща девятьсот семнадцать Наша родина, пропустив смертельные удары, пала, власть захватили тоталитарные сектанты и международные террористы. Люди из страны разошлись во все стороны, от Уругвая до Мадагаскара, будто бы актеры с отмененной театральной постановки, к которой они готовились всю жизнь. Актеры были для собственных ролей рождены, потому продолжали по мере способностей свою роль, которая была прервана в 17-ом году, в зарубежье.
Так юное Царство Югославия оказалось в авангарде зарождающейся поп-культуры сразу с Францией, Бельгией и Италией, благодаря русским эмигрантам, осевшим в Белграде и за маленький период создавших большущее огромное количество комиксов и графических романов.
История о их деятельности очень малоизвестна. И мое знакомство с ней оказалось случайностью.
В одном из текстов про Маяковского, Дмитрий Галковский расположил вот эту иллюстрацию:

Потерянный «золотой век» русского комикса


и пожаловался, дескать, вот был таковой неплохой живописец Константин Кузнецов, а про него даже статьи в википедии нету. На данный момент статья уже издавна есть, а с Кузнецова началось мое знакомство с русскими живописцами комиксов царства Югославия. Начну и на данный момент перечисление с него, на базе имеющейся инфы в сети и главное, работ Иры Антанасиевич, филолога, которая практикуется по творчеству живописцев комикса в Югославии 30–40-х годов:

1. Константин Константинович Кузнецов, родился в Санкт-Петербурге, в одном поколении с Булгаковым и Маяковским. Рос в семье директора гимназии, когда вырос пошел на фронт первой мировой войны. После Одна тыща девятьсот семнадцать тяжело пережил погибель отца, есть версия что его уничтожили просто воры, а не прямо большевики, но беря во внимание последующую ярою непримиримость Кузнецова с большевизией, парой доходившую до крайностей, более возможно 2-ое. Он уезжает на юг и вступает в Добровольную армию, с частями которой был эвакуирован в Белград.
Здесь необходимо сказать, что юное царство Югославия было особенным местом для российских эмигрантов. Эта правоверная монархия, с комплиментарным русским, славянским популяцией и теплым климатом, давала надежду на убежище, где древняя Наша родина сохранится до наилучших времен. Таковой российский Тайвань.
Надежды эти до поры до времени оправдывались, в 30-е в Белграде было около Триста 000 населения, из их 30 000 было русскими эмигрантами, которые очень стремительно заняли передовые позиции в культуре, науке, медицине и преподавании царства.
Кузнецов практически сходу выучился на курсах рисования в городке Панчево, но к комиксам приступил исключительно в 1937-ом, когда в Белграде начался бум этого нового вида искусства. До начала войны Кузнецов нарисовал для журнальчика “Мика Миш” около 26-ти комиксов, не считая того отдельные его работы издателем Александром Ивковичем были изданы на французском языке во Франции.
2-ая глобальная война обнуляет мир российских эмигрантов опять, сейчас в Югославии. В годы войны Кузнецов сотрудничает с германской армией и русским корпусом, отрисовывают плакаты и карикатуры военной пропаганды, также продолжает отрисовывать отдельные комиксы, а именно про англо-советский нрав переворота в Белграде в 1941.
Боясь коммунистов, которые к тому времени уже казнили несколько живописцев, Кузнецов эмигрирует поначалу в Вену, а позже в Мюнхен, оттуда в 1950-ом в США. Кузнецов до конца жизни занимался рисованием иллюстраций, плакатов, открыток, но к комиксам больше не ворачивался. Кузнецов погиб 1980-ом году в Лос-Анджелесе, мало не дожив до 85-ого денька рождения.

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

2. Сергей Соловьев, 1901-ого года рождения, родом был из Курска. Попал в Белград в составе армии Врангеля.
Комиксы для Соловьева были большой страстью, которые он отрисовывал до конца жизни, в Италии, куда он уехал после 2-ой мировой и погиб в 1975-ом, остались не законченные работы, а именно на базе битвы на Курской дуге.Все его работы отличаются соответствующим уверенным и роскошным стилем. В Югославии нарисовал около 24-х работ. Посреди которых, к примеру, “Казаки”, по мотивам “Тихого Дона”, работа вышла в 1938-ом, через 6 лет после выхода романа.

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

3. Юрий Павлович Лобачёв, родился в семье российского консула в Османской империи, провел все детство на фоне балканских войн и после недолгого проживания в Петербурге возвратился на Балканы в 1920-ом. Лобачев пионер российского комикса, в 1935-ом вкупе с литератором Вадимом Курганским нарисовал первую работу, комикс “Кровавое наследство”, в стиле фаворитных тогда hardboiled романов. Нарисовав огромное количество работ, после войны Лобачев получил русское гражданство и переехал в Ленинград, где ему издавать буржуазные непотребства естественно не давали, но связи с белградскими издательствами он сохранял, там даже на данный момент есть школа начинающих живописцев его имени.Прожив долгую жизнь Лобачев погиб уже в Санкт-Петербурге, в 2002-ом.

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

4. Иван Иванович Шеншин, живописец из Пензы, очень профессиональный, любивший экспериментировать с композициями и сюжетами. Отрисовывал комиксы про старика Хоттабыча, где Волька скаут, а не пионер, про приключения Швейка в Белграде, про Маньчжурию, освоение Кавказа и почти все другое.
Шеншин был убит в 1944-ом, коммунистами, за работу в германском пропагандистском издательстве в годы войны.

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

5. Алексей Борисович Ранхнер, ровесник Шеншина, родился в Одессе. Совместно с Шеншином поделил и судьбу, умер во время войны, предположительно убит за сотрудничество с правительством Недича.
Отрисовывал много работ на литературной базе. Посреди их “Капитанская дочка” и “Станционный смотритель” Пушкина, “Ревизор” Гоголя, “Граф Монте Кристо” Дюма, “Девид Коперфильд” Диккенса и другие.

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

6. Николай Павлович Навоев, родился в Санкт-Петербурге, в семье штабс-капитана Павла Навоева, художника и военного репортера в ставке Николая II. Отрисовывал Навоев комиксы с 1935-ого года, но будучи очень юным учился в процессе, пройдя огромную эволюцию от первых работ по мотивам приключений Остапа Бендера до “Тараса Бульбы”. Создатель первого опыта в жанре супергероики в Югославии. Серия комиксов про супергероя Зигомара была изготовлена по подобию историй про Фантома, очень пользующейся популярностью в то время. Недолго думая Навоев вкупе с писателем Бранко Вадичем делает кроссовер “Зигомар против Фантома”, где они высмеиваю костюмчики друг дружку всю дорогу.
Прожив всего 20 семь лет Навоев погиб от туберкулеза, так и не окончив несколько собственных работ.

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

7. Владимир Иванович Жедринский, родом был из Москвы. По основной профессии он был художником-постановщиком, обучался в Петербурге и Киеве. Оказавшись в Югославии он работал поначалу в белградском государственном театре, а позже в загребском и люблянском государственном театре. В 50-е много работает в театрах Касабланки, Ниццы, Льежа, Монсе и Нанта. Но не считая всего этого, в Белграде он успел нарисовать необыкновенный комикс, по поэме “Руслан и Людмила”.

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

8. Всеволод Константинович Гулевич, родился в Варшаве, где в то время стоял 63-ий пехотный Углицкий полк, в каком служил в то время его отец.
До 2-ой мировой войны Гулевич был художником портретов. Он написал огромное количество портретов исторических военных и политических деятелей Сербии.
Комиксы же Гулевич стал отрисовывать исключительно в период коллаборационистского с германцами правительства Недича. В этом ему помогал Константин Кузнецов. Нарисовав всего несколько работ, посреди которых “Небелунги”, вестрн “Холмы пламени” и “Меч судьбы” про средневековую историю Сербии.
В 1944-ом Гулевич покинул Югославию и уехал в New-york, где и был похоронен в 1964-ом на православном кладбище Ново-Дивеево.

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

9. Николай Иванович Тищенко, родился в городе, который на данный момент находится на деньке Каховского водохранилища. В 1920-ом, в составе Крымского кадетского корпуса был эвакуирован в Югославию.
Специализировался на карикатуре, работал иллюстратором для сатирических журналов “Бух!” и “Стриженный ёж”. Начав отрисовывать комиксы так же сначала отрисовывал пародии на пользующиеся популярностью тогда серии, но позднее стал отрисовывать и поболее суровые работы, на базе югославского эпоса.
С началом войны Тищенко перебрался в Берлин, откуда в 50-е переехал в Бразилию, где продолжил отрисовывать карикатуры.
Тищенко погиб сначала 1990-х в городе Сальвадор-Байя, где и похоронен.
География судеб российских эмигрантов естественно не не станет поражать.

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

Потерянный «золотой век» русского комикса

Отдельного упоминания стоит Александр Ефимович Ивкович. Наикрупнейший издатель комиксов в царстве, родом из Одессы, чья реальная фамилия неведома. В 30-е он стал обладателем фотоцинкографии “Рус”. За четыре месяца Одна тыща девятьсот 30 6 года Ивкович открывает и начинает выпускать несколько журналов комиксов: «Забавник», «Робинзон», «Маленький забавник Микки-Маус», «Маленькая библиотека Микки-Мауса», сначала Одна тыща девятьсот 30 семь года открывает «Веселый забавник», а в марте Одна тыща девятьсот 30 восемь года возникает очередное издание — журнал «Тарцан». Общий тираж составлял до Триста тыщ экземпляров в неделю. У Ивковича издавалось большая часть работ российских живописцев комикса. Не считая Югославских создателей, Ивкович издавал у себя пользующиеся популярностью южноамериканские серии Диснея, а так же Prince Valiant, Phantom, Mandrake the Magician и др. Ивкович интенсивно использовал различные рекламные приемы для рекламы собственных изданий, проводил опросы популярности серий посреди читателей чтоб узнать что продолжать, а какой комикс стоит окончить.
Очень скоро Ивкович начал экспансию, стал издавать югославские комиксы во Франции и Бельгии, для этого он открыл с бельгийцем Лустигом издательство “ Universum Press”.

Потерянный «золотой век» русского комикса

Любопытно то, что при обзоре работ “золотого века” можно выделить канон, традицию, какими графические истории должны быть в Рф:
Комиксы в Рф необходимо именовать стрипами. Конкретно так они назывались посреди российских живописцев в 30-е. Слово “комикс” же пришло в 40-е, из “абличительной” статьи Чуковского.
2. Настоящие работы корректнее именовать романами, просто, без слова графический и т. п.
3. Лучше в ч/б. Стрип это вообщем разновидность литературы, в российской традиции тем паче, и их создание, как и литературы, должно быть может быть с минимум инструментов и средств, где угодно и хоть в концентрационном лагере (что и было в годы войны).
4. Квадратные рамки текста. Округленные пузыри подходят только латинице, для кириллицы необходимы осторожные ломаные полосы и прямые углы, или по способности вообщем без рамок, стараться просто вписать текст в композицию.
5. Крепкая литературная база стрипов не неотклонима, но в Рф желательна, сильными сторонами нашей культуры необходимо воспользоваться.

Итак, что мы имеем. В остаточной мере Наша родина осталась естественно и после 1917, в СССР, где личное предпринимательство было стопроцентно упразднено и российское офицерство было совсем уничтожено в конце 20-х, и за рубежом, где до конца 2-ой мировой войны сохранялись массовые структуры и общества. А история и труды российских живописцев в 30–40-е делает воспоминание что русский период не является неодолимой пропастью. Нарастающий энтузиазм к исторической Рф в наши деньки, дает образ где плоть времени, прошедшего и грядущего, тянутся друг к другу, стремясь затянуть шрам на теле истории.

Эрик Казаков

Оригинал статьи, текст публикуется с разрешения создателя.

От редакции: Более тщательно ознакомиться с серией статей академика Иры Антанасиевич можно тут.
Поглядеть документальный кинофильм «Юрий Лобачёв. Отец российского комикса» — здесь.

Опросы

Самая ожидаемая книга от "Азбуки"

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...