Рекомендуем

Новости
  • Boomновости №1’9 (2018)
    Boomновости №1’9 (2018)

    А вот и наша 1-ая сентябрьская выборка новостей русской комикс-индустрии. Начало шквала анонсов к дальнейшему Далее →

  • Earth x graphitti designs limited signature edition
    Earth x graphitti designs limited signature edition

    Продолжаю говорить о серии коллекционных изданий от Graphitti Designs. В прошедший раз, напомню, мы познакомились с расчудесным Далее →

  • Pictures that tick vol. Два limited/signed
    Pictures that tick vol. Два limited/signed

    Даже не помню, как я в первый раз познакомился с творчеством Дэйва Маккина. Может быть, Далее →

  • Tale of sand box set
    Tale of sand box set

    В сей раз шелфпорн у нас совсем нетипичный. Это не редчайшее издание, тут нет автографа Далее →

  • Absolute danger girl
    Absolute danger girl

    Пока я жду несколько ценных посылок, продолжу говорить про линейку «абсолютов» от DC. В прошедший Далее →

От суда и до расцвета – «бэтмен» скотта снайдера

Продолжаем вспоминать главные комиксы про Тёмного рыцаря, изданные на российском языке. Сейчас на очереди один из самых спорных супергеройских комиксов последних лет – «Бэтмен» Скотта Снайдера.

Что Снайдер успел привнести в и без того насыщенную мифологию Бэтса, какие нововведения вышли успешными, а какие нет, и стоит вообщем новым читателям уделять свое внимание на его ран, когда на горизонте маячит Том Кинг? На все эти вопросы мы попытались ответить в новейшей масштабной статье.

***
Трудно переоценить воздействие Скотта Снайдера на вселенную Бэтмена. Его сюжеты были оригинальны, разноплановы, а многие сценарные ходы отличались известной смелостью. Он вводил новые организации, переписывал старенькые биографии, пару раз разрушал родной город Брюса Уэйна. Его заинтересовывал Готэм, роль Тёмного рыцаря в его жизни, обыденные, в общем-то, вопросы. Но при всем этом Снайдеру удавалось создавать непередаваемую атмосферу нескончаемой борьбы добра со злом. Но для русского читателя имя Снайдера связано сначала с сюжетами The New 52, с которых и начало свою долгую сериальную дорогу издательство «Азбука». Если ранее выходили отдельные культовые сюжеты, издавна зарекомендовавшие себя как классика, то с выходом «Суда сов» нам объявили: «Приключения Бэтмена это всерьёз и надолго». Не отдельные каждомесячные номера, а сюжетные арки полностью. Наберитесь терпения и для вас воздастся.

От суда и до расцвета – «бэтмен» скотта снайдера

Свою историю о Бэтмене Скотт Снайдер начинает с нетривиального хода. Он фактически отрешается от обеспеченного пантеона священных чудовищ и вводит в игру новейшую компанию, существование которой так органично вписывается в бэт-вселенную, что невольно спрашиваешь себя – почему её не выдумали ранее? Совиный двор – теневая знать Готэма. Местечковые иллюминаты. Они всегда считали Готэм своими владениями, и до того времени, пока Брюс Уэйн со собственной непонятной инициативой не разворошил их гнездо, вели себя относительно тихо. Сейчас же их личная армия брошена для выполнения ужасного приговора. Хоть какой, кто вторгается в их владения, должен умереть. А перечень лиц, приговорённых к экзекуции, довольно длиннющий для того, чтоб организовать одну бессонную ночь бэт-семейству и им сочувствующим.

От суда и до расцвета – «бэтмен» скотта снайдера

Историю Сов приняли разносторонне. Бог с ней, с логикой, из-за которой сам собой появляется вопрос, как величайший в мире детектив ухитрился проглядеть у себя под носом компанию подобного размера. Бэтмен способен различить по вкусу воды место в городке, где произошёл забор. Но совсем не осведомлён о биографиях родственников Найтвинга. Серьёзно? Но основная неувязка кроется в дисбалансе сил. В «Суде сов» Тёмный рыцарь с трудом совладевает с единственным Когтем (элитным убийцей Совиного двора). А в «Городе сов» действует уже целая армия Когтей. Стала ли от этого борьба напряжённее? Нет. Но даже с поправкой на спецснаряжение для охоты на ассасинов, настолько лёгкая победа кажется малоубедительной. Снайдер держит в рукавах парочку внезапных мыслях, но поверить в их действительность не выходит. Очень быстро, мимолётно, буднично они озвучиваются.

Ещё к одной дилемме «совиной ветки» относится излишняя глобальность сюжета. Действие «Ночи сов» происходит сразу в нескольких сериях, где действуют независимо друг от друга Робины, Красноватый Колпак и Найтвинг. Все эти битвы остаются за скобками, из-за чего масштабность действия кажется лишне гиперболизированной. Основная серия у нас о Брюсе Уэйне, остальное только быстро пересказывается в жадных сообщениях. Согласитесь, довольно тяжело сопереживать информационным сводкам с полей, проходящих бегущей строчкой на дисплее монитора. Что типично, от подобного недуга мачалась и книжка «Смерть семьи», чьи действия также выходили далековато за рамки переведённой серии.

При всем этом совиный сюжет довольно увлекателен. Снайдер указывает, что может уверенно держаться как в жанре психического триллера, коим, на самом деле, является «Суд сов», так и в рамках адреналинового боевика. И в этом диссонансе есть своя красота. Нам не дают привыкнуть к стабильному темпу нарастающего сумасшествия и паранойи. Передышки не будет. Времени на размышления фактически нет. Есть только гонка наперегонки с течением времени и принципиальный для Снайдера вопрос – кто же является настоящим хранителем Готэма? Ну и вообщем, что такое Готэм? Совы. Бэтмен. Ответ прозвучит из уст Найтвинга, но до конца понять его смысл Брюс сумеет только в «Расцвете».

От суда и до расцвета – «бэтмен» скотта снайдера

А ещё «Город сов» дарует нам волшебную историю становления Виктора Фриза в качестве злодея. Нет, правда. Снайдер убрал издавна тянущийся слащавый шлейф любовных переживаний из биографии правонарушителя. Сейчас он псих, как и все пациенты Аркхема. При всем этом история не растеряла ни капли драмы, но стала более близкой к реальности и темной (всё же помешательство стращает посильнее, ежели злость по поводу непонятых эмоций). Если когда-нибудь пригодится пример, как необходимо переписывать биографии персонажей – смело берите «Город сов». Тут это изготовлено очень красиво.

Снайдер самозабвенно лепил новейшую вселенную. Но в некий момент стало ясно – накопилось очень много противоречий в биографии головного героя, чтоб на их можно было просто закрыть глаза. Канон в виде миллеровского «Года первого» был очень серьёзен, чтоб на него кто-либо позарился. Потому Снайдер решил перевернуть календарь еще на один годом ранее. Брюс осознаёт необходимость борьбы за собственный город, но ещё не обзавёлся надежными друзьями, способными вынуть его из различных передряг. А угроз в Готэме всегда хватало с излишком. И банда Бардовых Колпаков, гневно терроризирующая город, – это только начало. Впереди Тёмного рыцаря ожидают неприятели более пугающие, ежели самовлюблённые бандиты, красующиеся для разворотов вечерних газет.

От суда и до расцвета – «бэтмен» скотта снайдера

К чёрту мафию! Весь этот бульварный нуар – очень просто, плоско и, в принципе, не ново. Если уж и начинать собственный крестовый поход против зла, то начинать с чего-то воистину потрясающего. К примеру, с бешеного доктора, превращающего всех попорядку в костяные чудовища. Либо превосходного комбинатора, отринувшего все нравственно-этические нормы в угоду собственному нарциссизму. Ну и Готэм можно принести в очередной раз в жертву. Кажется, когда Снайдер берётся за работу, начинает спеть как минимум апокалипсис в раздельно взятом городе. Понимание необходимости происходит через восприятие утрат. Только лишившись всего, начинаешь гневно биться за будущее. Крыса, загнанная в угол, становится в особенности небезопасной. Удивительно, что таковой гений как Загадочник упустил из виду эту ординарную правду. А ошибки в расчётах очень недешево обходятся предпринимателям всех уровней.

Сердцевину «Нулевого года» Снайдера составляет завёрнутый в постапокалиптическую обёртку миф об Эдипе. Новое чудовище ради забавы терроризирует город, развлекаясь разгадыванием загадок, временами принося еще одну жертву из числа безымянных героев. Но городку нужен герой. Тот правитель, от которого когда-то отреклись. И он обретает собственного спасателя в лице человека, прячущегося за маской летучей мыши. Сумасшедшие времена требуют сумасшедших героев. Но Снайдер не ограничивается только новым чтением греческой катастрофы. Отголоски истории Эдипа можно различить и в кадрах, заполненных фрейдистскими трактовками. Во время роковых событий в Криминальном переулке Брюс выделяет конкретно мама, увенчанную ореолом пороховых газов. Конкретно её образ будет пульсировать в ужасах Бэтмена, находящего знакомые черты в каждой встречной даме. И это добавляет безумия в и без того безумный мир.

От суда и до расцвета – «бэтмен» скотта снайдера

«Нулевой год» нечто большее, ежели ещё одна вариация на тему становления героя. Это типичный нулевой километр, от которого ведёт отсчет не только лишь Бэтмен, да и возрождённый Готэм. Снайдер играет с вариативностью, соединяя вещи, которые, кажется, не должны работать вкупе. В рамках «Нулевого года» он совмещает боевик и психологизм. Картины разрушенного мира сопровождаются старенькыми легендами. Доза всех частей выверена так точно, что побочные эффекты если и есть, то совершенно неощутимы. Невзирая на заблаговременно известную концовку, в бессмертие протагониста верится с трудом. Он способен на почти все, и это всего только 1-ые шаги, да и противник в сей раз далёк от обычного уличного похитителя. Чувство сопереживания не отпускает до последней странички, а этого не так просто достигнуть в границах раздельно взятой истории становления персонажа.

О противоборстве Бэтмена и Джокера было написано много историй. Кажется, их борьба разбиралась со всех боков, а образы трактовались в диапазоне от мифологических первооснов до разных сексапильных девиаций. Каждый создатель, кому доводилось работать с этой парой, пробовал привнести своё видение их отношений и обстоятельств нескончаемой войны, в какой нереально одолеть. Тут Снайдер не стал исключением из правил. Вроде бы ни были сильны неприятели Тёмного рыцаря, его основным ужасом был и остаётся клоун бледноватый со взглядом пылающим. Не напрасно потом Бэтмен увидит, что опасности равной Джокеру не было и нет. Очень уж неисповедимы пути инфернального безумца.

От суда и до расцвета – «бэтмен» скотта снайдера

В качестве отправных точек Снайдер выбирает самые звучные злодеяния Джокера. Стршные флэшбеки увеличивает осовремененный набросок. Всё становится темнее и непрогляднее. Читатель проходит по знакомым сценам, но в сей раз их аккомпанирует нестерпимая вонь разложения. Физиологичность «Смерти семьи» доведена до тошнотворного состояния. Срезанный кусочек кожи, наскоро привязанный к голове ремнями, в сотки раз увеличивает градус безумия. Это маниакальность без мельчайшего намёка на философию хаоса. Снайдер в очередной раз задаёт знакомые вопросы о причинах и следствиях, о безумии, но главное – о целях существования этих противоположностей. Новый токсин обезображивает лица бэт-семейства, искривляя их губки в болезненной ухмылке. И в голове каждого соратника Бэтмена невольно появляется вопрос: «Почему всё это длится до сего времени? Почему Бэтмен дозволил этому случиться?» Просто рисковать собственной жизнью каждый денек, спасая Готэм от неописуемых угроз. Но, когда ты становишься жертвой, то смотришь на эту войну совсем другими очами. И чтоб понять и принять факт, что в этой игре ты всего только пешка, необходимо владеть очень огромным мужеством.

Вобщем, погибель семьи – это только начало. Вы же не поверили в настолько будничную погибель верховного злодея готэмского пантеона психопатов? В «Эндшпиле» Снайдер предлагает ещё одну увлекательную догадку. Что, если Джокер появился за длительное время до Бэтмена? Есть же во вселенной DC почтенные старцы, чей возраст исчисляется сотками лет. Р’ас аль Рокот либо Вандал Сэвидж, к примеру. Так почему бы Джокеру не стать бессмертным духом, чьи портреты можно различить на наскальных рисунках первобытных людей? Какой удар нанесёт Бэтмену понимание того факта, что его борьба заблаговременно обречена на поражение. Игра, в какой нереально одолеть. И главной фигурой в этой игре выступает персонификация природного хаоса, с дьявольским хохотом смахивающая других игроков каждую новейшую эру. Кто готов восстать, вооружиться, одолеть? Какой смысл в этом самопожертвовании?

От суда и до расцвета – «бэтмен» скотта снайдера

Как досадно бы это не звучало, мысль оказалась очередной убийственной шуточкой. Невзирая на возможный соблазн, строить Джокера в ранг языческого бога Снайдер не стал. Это было бы очень скучновато. В итоге всё свелось к следующему «последнему» противоборству. Руины Готэма и катастрофический, полный пафоса текст под занавес входят в набор по дефлоту, и обмену и возврату не подлежат. В трагедию веруют обитатели городка, но не читатель. Комиксы издавна строятся по похожим лекалам. Бэтмен погибал уже не раз, так что еще одно воскрешение безизбежно по определению. Для этого необходимы только время и серьёзная причина. Довольно серьёзная, чтоб кинуть беспечную счастливую жизнь обыденного человека. Но конкретно такая жизнь – непозволительная роскошь для Брюса Уэйна.

Естественно, никто не станет возвращать Бэтмена к жизни так скоро. Это убьёт всю трагическую значимость момента. К тому же очевидных угроз на горизонте не наблюдается. Означает, есть время и возможность придумать для городка новый знак. Блестящий, элегантный, современный. Ребрендинг проходит с огромным размахом. Место Бэтмена в сердцах городских жителей не может занять никто, но они полностью способны впустить в него нового героя. Это уже не кошмар ночных улиц. Его основная задачка – внушить уверенность способен правопорядка, что является главным ключом к ликвидации остатков хаоса, затаившихся в подворотнях после финишной (финишной ли?) битвы с Джокером. В Готэме не место кошмару. Любопытно, сколько раз это должен повторить себе Джим Гордон, чтоб поверить? Но других альтернатив никто не предложил. Потому ничего не остаётся, не считая как сбрить усы и принять позу поудобнее в железной утробе нового чудовища. Необходимо быть реальным психом, чтоб узреть в этом механизме Бэтмена. На безрыбье и робокролик – Бэтмен.

От суда и до расцвета – «бэтмен» скотта снайдера

Вот только покой в Готэме – состояние очевидно нестабильное и противоречащее природе. Стоит одному безумцу покинуть сцену, как его место займёт новый монстр, страшнее и опаснее предшествующего (хотя сам Бэтмен поспорил бы о схожем ранжировании угроз, но это его личные ужасы и бесы, никак не зависящие от масштабов городского Армагеддона). И в такие моменты уже не спрячешься за железной бронёй. Да, машина не испытывает ужас, но она не может мыслить без помощи других, вроде бы ни пробовали механики и программеры её научить. Только оператор (человек) сумеет принять впору необходимое решение. Не рассчитать, не проанализировать, а конкретно довериться эмоциям и интуиции. Только так можно одолеть новые волны хаоса, только так может быть защитить город.

А одолеть нового монстра – задачка не из лёгких. Снайдер и до этого обожал уничтожать Готэм кварталами. Но в «Сверхтяжести» он превзошёл сам себя. Вводя нового персонажа (мистера Флора), он в некий момент наделяет его пропорциями кайдзю и замашками Трофима Лысенко. Перевоплотить город в огромную оранжерею, где за место под солнцем будет идти непрекращающаяся борьба? Почему бы и нет. Выживут только наисильнейшие. Для чего такому обществу Бэтмен? Он всего только знак, слепая вера, развращающая надежда, ослабляющая городских жителей. Флор предлагает кое-что лучше. Его семечки наделяют городских жителей силой, о которой они даже грезить не могли. Правда, в Готэме продукция Marvel не особо пользуется спросом. По другому готэмиты знали бы, что с большой силой приходит и большая ответственность. А этот продукт в Готэме не самый ходовой.

От суда и до расцвета – «бэтмен» скотта снайдера

Но не считая исконной трудности Человека-Паука, Снайдер задаётся вопросами личной ответственности. Обитатели Готэма обычно представляются безликой массой, покорливо ожидающей собственного спасателя, либо примыкающей к очередной банде, обещающей защиту, пусть и не самыми правовыми способами. Им изредка дают выбор. Отсюда и берёт свое начало мировоззрение, как будто Готэм – это Бэтмен. Но это не так. Готэм – это его обитатели. И эта позиция Снайдера, зеркально отражающая начало его саги о Бэтмене, отчётливо слышна в «Расцвете». Да, Бэтмен нужен этому городку, так как милиция с трудом сдерживает хаос улиц. Но получив силу от Флора, готэмиты стали отрешаться от неё. Есть закон, есть правила. Этому учил Бэтмен. И только оставаясь в рамках этого закона, можно остаться человеком. Человеком, который вновь возродит этот город. Человеком, который сумеет сказать: «Готэм – это я»!

***
История Снайдера о Бэтмене аккуратненько уместилась в восьми томах. В уникальном издании был ещё один том, но чем больше думаешь о его содержании, тем больше соглашаешься с резонами «Азбуки» о его ненужности. Максимум что растерял читатель от решения расщепить этот номер на синглы – стильную обложку. Но даже здесь издательство пошло навстречу читателю и выложило набросок в виде постера к одному из журналов.

Так хороша ли история Бэтмена в The New 52? Ответ на этот вопрос полностью однозначен. Да. Она честно отрабатывает потраченные на неё средства и время ожидания. Она знакомит читателя с новыми персонажами и новым Бэтменом. Она держит в напряжении и принуждает мыслить. Но главное – принуждает сопереживать герою. Герою, который всегда казался непобедимым. И за эти переживания стоит сказать Снайдеру «спасибо».

От суда и до расцвета – «бэтмен» скотта снайдера

Опросы

Самая ожидаемая книга от "Азбуки"

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...