Рекомендуем

Новости
  • Boomновости №1’9 (2018)
    Boomновости №1’9 (2018)

    А вот и наша 1-ая сентябрьская выборка новостей русской комикс-индустрии. Начало шквала анонсов к дальнейшему Далее →

  • Earth x graphitti designs limited signature edition
    Earth x graphitti designs limited signature edition

    Продолжаю говорить о серии коллекционных изданий от Graphitti Designs. В прошедший раз, напомню, мы познакомились с расчудесным Далее →

  • Pictures that tick vol. Два limited/signed
    Pictures that tick vol. Два limited/signed

    Даже не помню, как я в первый раз познакомился с творчеством Дэйва Маккина. Может быть, Далее →

  • Tale of sand box set
    Tale of sand box set

    В сей раз шелфпорн у нас совсем нетипичный. Это не редчайшее издание, тут нет автографа Далее →

  • Absolute danger girl
    Absolute danger girl

    Пока я жду несколько ценных посылок, продолжу говорить про линейку «абсолютов» от DC. В прошедший Далее →

Искусство вне времени: наилучшие газетные стрипы начала xx века

Некие комиксы, публиковавшиеся в газетах еще сто годов назад, по части изобретательности могут дать фору многим современным произведениям: скажем, именитый «Немо в сонной стране» Винзора Маккея разламывал границу меж читателем и героями за длительное время до хоть какого Дэдпула. Александр Удовиченко ведает о самых основных произведениях той эры.

На что походило создание комиксов 100 с излишним годов назад? Мне на разум приходит образ человека, сидячего в доме без стенок и крыши и пытающегося изобрести пилу и молоток, чтоб выстроить для себя укрытие. Тогда не было правил сотворения комиксов — да и самих комиксов не было, только газетные стрипы, — не были выдуманы более прибыльные методы подачи сюжета, не применены сотки раз схожие ситуации, смогшие неприметно перевоплотиться в клише, не было границ, формирующих жанр.

Комиксы, которым исполнилось по 100 и больше лет, совсем не похожи на сегодняшние, так как не считая того, что они несут на для себя отпечаток времени, они к тому же были сделаны в период, когда все было другим. Газетные стрипы — прообраз современных комиксов — зародились в Америке в конце позапрошлого столетия совсем случаем. Сначала они печатались в газетах, выпускаемых исключительно в одном городке, а только потом распространились по всей стране. После чего были образованы синдикаты, специализирующиеся дистрибуцией комиксов, и промышленность газетных стрипов стала процветать. Необходимо отметить, что воскресные стрипы, написанные на большой газетной страничке, раскрашенные и сделанные проф иллюстраторами, с самого начала были простыми в плане сюжета, но идеальными графически. Это было обосновано тем, что профессии «картунист» тогда не было, как не было и, к примеру, синематографа. Люди, нанимающиеся в газеты отрисовывать сопровождающие статьи иллюстрации либо забавные рисунки, были живописцами, нередко имеющими большой опыт за плечами и недюжинный талант, равно как и мастерство. К их умениям предъявляли свои претензии газетные редакторы, и они же добивались от иллюстратора уметь отрисовывать отлично, много и мастерски.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Уильям Рэндольф Херст

Не будет огромным преувеличением сказать, что без Уильяма Херста комиксов бы не было. Газетный магнат и выдающийся предприниматель, Херст был покровителем искусств. Он мог принимать газетную иллюстрацию по другому, чем метод реализовать побольше газет. Хотя конкретно он основал натуральную империю, отчасти обогащающуюся за счет комиксов и тем рекламирующую комиксы еще более. Херст был одним из первых, кто увидел положительный отклик на публикующиеся меж маркетинговыми объявлениями маленькие черно-белые стрипы. В то время Америка была читающей цивилизацией, а газет было несколько тыщ (а аудитория у их была выше 20 восьми миллионов человек). Помощникам Херста принадлежала мысль сначала группировать стрипы на одной страничке, потом публиковать цветные стрипы по воскресеньям, а потом и совсем печатать приложения к газетам, состоящие только из возлюбленных цивилизацией комиксов. Сам Херст в это время вел бесчеловечную войну с соперниками. Он мог понизить стоимость на свои газеты до 1-го цента, увеличив тем их тираж в 10-ки раз и вынуждая соперников делать то же самое. Он переманивал редакторов, устанавливая им неописуемые гонорары. Он делил и обладал. Комиксы вправду заинтересовывали его как арт-форма, а не что-то низшее. Он собрал под своим крылом наилучших создателей стрипов начала прошедшего века, а под эгидой его синдиката King Features создавались наилучшие в истории стрипы. О магнате гласили так: «Что Херст желает, он получает». Так он получил Винзора Маккея, Джорджа Херримана, Алекса Реймонда, Честера Гульда, Хэла Фостера, Джорджа Макмануса, Мильтона Каниффа и иных иллюстраторов – на King Features работала наилучшая в истории команда создателей.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Популярность стрипов была обезумевшой. Их печатали в тыщах газет по всей стране. Сами стрипы умножались чуть ли не в геометрической прогрессии. Часть их была однотипными эрзац-версиями фаворитных серий. Тот же Little Nemo породил волну подражателей, имитирующих стиль стрипа, но менее. Но, когда одни живописцы заимствовали, другие изобретали. Ошеломительным кажется незапятнанное количество нововведений, привнесенных в комиксы создателями, нещадно  экспериментирующими с формой. На самом деле до, скажем, Одна тыща девятьсот 40 года 95% технических приемов, которыми воспользовались 95% картунистов уже были придуманы. Существовали даже стрипы настолько утонченные, что их не имитировали в принципе, так как это на физическом уровне не представлялось вероятным. Популярность стрипов породила перенасыщенность рынка, но необыкновенную, вероятную исключительно в данном определенном жанре. Художникам уже недостаточно было отрисовывать стрипы просто удивительно прекрасные — конкуренция была очень высока. По нынешним меркам «неудачные» проекты начала прошедшего века смотрятся шедеврами на фоне нынешних комиксов, очень полагающихся на цифровые способы их сотворения.

По сути добротных воскресных стрипов, так и не дождавшихся причитающейся им славы сильно много. Те, о которых я расскажу сейчас, слабо известны даже в Америке — об их существовании помнят только историки, критики да горстка читателей, покупающих репринты специфичных изданий. У нас же они и совсем неопознаны. Культура издания, коллекционирования, критики и чтения комиксов у нас только зарождается, но я верю, что уже на данный момент есть смысл говорить о таких, совсем непохожих на доминирующую в комиксах супергероику, стрипах.

Как я уже произнес, все стрипы несут на для себя печать времени. Это стоит держать в голове, читая их. Они по-хорошему старомодны и несколько наивны, в их отражены веяния моды (либо волнения) того, издавна прошедшего времени. На данный момент они, может быть, не так впечатляют, как ранее, но есть в их что-то такое, что не позволяет им стереться из памяти человеческой.

Итак, давайте начинать.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Explorigator

Первым мастером комиксов обычно считают Винзора Маккея, смогшего в Одна тыща девятьсот 5 году создать стрип, опережающий время на добрые полсотни лет. Little Nemo считается первым стрипом, являющимся кое-чем огромным, ежели рисунком в газете. Маккей выпестовал целую измышленную вселенную — зыбкий, непостоянный мир сновидений, который каждое воскресенье посещал небольшой мальчишка. Nemo считается одним из первых (если не первым) комиксом, в каком был представлен поочередный сюжет. Другими словами это не был стрип в формате gag-a-day, вполне законченная маленькая история, начинающаяся на панели в верхнем левом углу странички и безизбежно заканчивающаяся как стрип достигнет конца к последней, нарисованной в правом нижнем углу странички панели. Немо в стрипе двигался к одной, верно очерченной цели, помнил, что с ним приключилось ранее, а меж локациями стрипа прослеживалась пусть и легкая, но логическая связь. А еще он был безрассудно прекрасно нарисован, его протагонистом был ребенок, за чьими приключениями были любопытно смотреть читателями всех возрастов, а сеттинг стрипа был умопомрачительным, сюрреалистическим и, иногда, чуть ли не фэнтезийным.

Сначала века такая композиция симпатичных свойств, казалось бы, могла обеспечить популярность хоть какого стрипа, потому подражателей у Маккея было немеряно. Создатель EXPLORIGATOR Гарри Дарт, кстати, к ним не относился. Стрип был сотворен по требованию редактора газеты New York World, прямого соперника New York Herald, в каком и выходили ранешние эпизоды приключений Немо. Но, Дарт сообразил, что от него требуется и сделал сразу и схожий, и несколько отличающийся от Little Nemo стрип.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

«Экслоригатором» звался феноменально выглядящий корабль, способный путешествовать через вселенную. Капитаном его, как и членами команды, были детки. Стрип не был умопомрачительным, не вызывал в отличие от Nemo чувства, как будто сюжет его  является миражом, но при всем этом полагался на те же технические чудеса, что демонстрировал Маккей в собственном творении. EXPLORIGATOR нередко показывал божественную архитектуру, чей непростой дизайн и идеальный стиль были усладой для глаз, также был основан вокруг смелых тестов с покраской.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

 

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Стрип был мини-серией, и публиковался в течение всего 14-ти недель в Одна тыща девятьсот восемь году. Может быть, конкретно маленькая длительность стрипа и не дозволила ему закрепиться в памяти людей, доподлинно мы этого никогда не узнаем. Длинна произведения в этом жанре все таки играет важную роль, а культовыми и необходимыми нередко считают только стрипы, создаваемые несколько десятилетий попорядку (Peanuts продолжался 50 лет, уникальный ран Prince Valiant — тридцать семь, и столько же лет Katzenjammer Kids отрисовывал Гарольд Нерр).

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

 

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

EXPLORIGATOR был маленьким, зато на техническом уровне был идеален. Не считая общего бича стрипов тех пор — хаотичного и непоследовательного расположения текстовых «пузырей», — комикс был запредельно нарисован. Он не был экспериментальным, а панельная сетка в нем была серьезной.  А вот арт его практически фонтанировал мыслями. Дарт отказался от изображения сцен в латеральной перспективе, нередко рисуя вытянутые «fish-eye» панорамы. Герои и объекты были нарисованы большими, и освещения расставлены профессионально, а детализация интерьеров поражала. EXPLORIGATOR вправду смотрелся конкурентоспособным, готовым потягаться с Little Nemo за читательское внимание.

От живописцев, подражающих Винзру Маккею, перебегаем к нему самому. JUNGLE IMPS был одним из его ранешних стрипов, публиковавшихся в газете Cincinnati Enquirer c января по ноябрь Одна тыща девятьсот три года. В течение долгого времени весь стрип было нереально достать в репринтах — причиной тому было отсутствие синдикации. Маккей отрисовывал его на заказ эксклюзивно для воскресного приложения Enquirer.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

В базе JUNGLE IMPS лежала сумасшедшая мысль: через призму черноюморной басни поведать историю о том, как некие животные обрели собственный внешний вид. Сразу можно поразмыслить, что этот стрип ничем не отличается от творчества позднего Маккея, но это не так. Это был хоть и последний, но все еще проект, над которым Маккей не имел полного творческого контроля. Его задачей было отрисовывать иллюстрации для стихов Джорджа Честера. И все таки Маккей смог придать стрипу запоминающийся внешний облик, равно как и сделал так, что стихи смотрелись придатком к арту, а не напротив.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

 

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Честер и Маккей призвали читателя задуматься: почему у жирафа такая длинноватая шейка? Почему у слона таковой длиннющий хобот? Для чего дикобразу такие иглы? Ответ на этот вопрос крылся не в эволюционном процессе, а в выходках Джунглевых Импов, злых созданий, обожающих мучать животных. Животные не знали как оградить себя, нередко оказывались ранены и мучались, пока на помощь им не приходила команда работящих обезьян, на собственный лад преобразующих животных, «чинящих» их. Таким макаром животные получали возможность защититься от импов. Жираф сейчас обладал более длинноватой шейкой, а импы не могли тыкать палками в его ноздри; носорог больше мог не страшиться, что его густую и белоснежную шерсть выдерут маленькие садисты — обезьяны  подарили ему взамен твердую кожу и рог для самозащиты; дикобраз научился защищаться от неприятелей, выстреливая в их свои иглы.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Невзирая на опыты с панельной сетью, тему стрипа и идеальный арт, прорывом JUNGLE IMPS не были. Это был в неком роде плагиат книжки Редьярда Киплинга Just So Stories, которая вышла в Одна тыща девятьсот два году, стала к Одна тыща девятьсот три очень пользующейся популярностью и содержала юмористические зарисовки на тему появления анатомических особенностей у животных.

Зато стрип от книжки отличал заложенный в нем посыл. Целью Честера и Маккея было показать борьбу человека и одичавшей природы. Импы, тут нарисованные как карикатурные чернокожие обитатели Африки, выставлены агрессорами, но являются метафорой для людей, губящих природу своими действиями. Аналогично мортышки в стрипе — это образ защитников живой природы, способных закончить изымательства над братьями нашими наименьшими.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

 

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

JUNGLE IMPS хоть и был сотворен 100 с излишним годов назад, не утратил собственной красы и притягательности и до настоящего времени. Маккей уже тогда был мастером по части изображения анатомии и благодаря декаде работы в музее диковинок Цинциннати конкретно умел отрисовывать объекты в пропорции. Это было в особенности принципиальным, при отрисовке животных, так как Маккей был иллюстратором-реалистом, старающимся избежать ненадобной стилизации. Стрип чисто зрительно отличается от выходящих тогда в газетах воскресных комиксов. Маккей предпочитал работать в большенном формате (у него за плечами было пару лет сотворения постеров к цирковым представлениям), потому панелей на страничке было не достаточно, но они были детализированными, а заодно и нередко необыкновенной формы. Стрип и сам казался «просторным», не зажатым меж пузырей с текстом либо тонущим в крохотных мизансценах, не достаточно чем друг от друга отличающихся. Маккей, в конце концов, сам красил JUNGLE IMPS, используя цвета для сотворения определенного настроения, придания рисунку объема и завершая с помощью их композицию.

Первым, кто додумался поделить панельной сетью единый кадр воскресного стрипа был Фрэнк Кинг, создатель GASOLINE ALLEY. С учетом того, какими большенными были газетные странички в то время, смотрелось это, нужно считать, впечатляюще. И все таки даже сам Кинг счел таковой прием не много подходящим для рассказа цельной истории. И не только лишь Кингу так казалось. Писать комикс, состоящий только из панелей во всю страничку, было так трудно, что никто, не считая Дадли Фишера на это не решился. Фишер же смотрел трудностям в лицо, а те трусливо уползали, поджав хвост, столкнувшись с фантазией художника.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

RIGHT AROUND HOME был уникальным воскресным стрипом. Таким его делал формат. Он вправду состоял из 1-го кадра, не разбитого на панели, да к тому же содержал сильно много пузырей с текстом. В стипе Фишера поражает гармония меж артом и текстом: «пузыри» никогда не делят кадр на несколько частей, но совершенно сосуществуют с рисунком, будучи размещены очень и очень хорошо. Даже когда стрип был переполнен диалогами, он не казался выстроенным вокруг их. Напротив, герои RIGHT AROUND HOME обсуждали окружающие их вещи.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

 

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Фишер всегда отрисовывал стрип в необыкновенной перспективе. За происходящим мы как будто следили с солидной высоты. Ракурс позволял художнику отрисовывать детализированный арт и населять кадр обилием действующих лиц. Но, Фишер нестолько хлопотал о количестве объектов в кадре, сколько об их предназначении. Его стрип был прототипом арта Манртина Хэндфорда и Серджио Арагонеса — гипердетализированных полотен, славящихся собственной интенсивностью. Фишер нередко дробил единый большой кадр на огромное количество отдельных сценок, а в отдельных случаях к тому же кооперировал очень размеренные, статичные зарисовки (диалог, ссора) со взрывными всплесками действа (кто-то получал пирог в лицо). Очаги «действа» хорошо обрамлялись другими сценами, стопроцентно подавляя чувство разрозненности повествования.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

 

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Кстати, Фишер во времена Первой мировой служил в отряде аэрофотосъемки. Демобилизовавшись, он решил стать картунистом и сделал собственный 1-ый стрип. А потом уж вымыслил RIGHT AROUND HOME, выходящий в течение 20 7 лет попорядку под различными наименованиями.

«Толкование сновидений» Зигмунда Фрейда было выпущено в Одна тыща девятьсот году и критиков не впечатлило. Только через 30 лет труд Фрейда обрел достойную его славу, но на тот момент уже на сто процентов был выпущен стрип Винзора Маккея DREAM OF THE RAREBIT FIEND, который изучил темы, предложенные Фрейдом, не выходя за рамки собственного медиума. Стрип Маккея был заплывом по темному океану подсознания, населенного монстрами. Работы Маккея очень опережали свое время (когда в Одна тыща девятьсот четыре DOTRF начал выходить, все пользующиеся популярностью стрипы были милым беззубым чтивом для малышей — тот же Happy Hooligan по атмосфере неуловимо напоминал немного доверчивые киноленты с Джеки Чаном), и наилучшим тому примером будем «Мечта».

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Стрип Маккея был черно-белым и публиковался по воскресеньям в течение 20 четыре лет. Его темой были сны, их истолкование и значение. Героями его нередко оказывались различные несвязанные меж собой люди, которых соединяло воединыжды только пристрастие к сырной закуске — тому самому rarebit fiend. По версии Маккея это блюдо было катализатором странноватых, часто стршных сюрреалистических видений, которые во сне лицезрели герои стрипа. На финишной панели всегда был изображен пробудившийся герой определенного номера, клянущийся, что он больше никогда в жизни не прикоснется к наизловещей еде.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

 

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Даже мысль стрипа, признаю, была революционной, но совершенно не этим DOTRF был примечателен. Его стрип был стршным, забавным и странноватым исследованием людской психологии, чего-то скрытого в нас, потаенного и пугающего. Герои стрипов переживали во сне кошмары, тем давая читателю осознать о ужасах, которые их истязали и, как можно додуматься, рассказывая историю самих героев. Ведь что есть наши кошмары как не отражение наших слабостей?

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Герои стрипа Маккея во сне падали с большой высоты, были сожраны монстрами и одичавшими зверьми, старели, погибали, подвергались психической и физической деформации. Под маской смешного воскресного чтива крылась энциклопедия ужаса, снабженная иллюстрациями человека, оказавшего воздействие на Сальвадора Дали и движение сюрреалистов в целом. С неподражаемым изяществом Маккей отрисовывал жуть, порожденную человечьим воображением. Этому его стрипу присуща чуть уловимая атмосфера отстраненности, неустойчивости действительности (этого Маккей достигнул, нередко исключая задний фон из панелей). Каждый выпуск стрипа конструктивно отличался от предшествующего. Маккей оставил опыты с дизайном панельной сетки для LITTLE NEMO, а DOTRF «выглядел» строго — одинаковые панели и правильные пропорции объектов делали неверное чувство нормальности происходящего. А на самом деле в стрипе часто показывались уродства, деформация тела человека, битвы с непознанным, принявшим вид гигантов либо доппельгангеров, обличались пороки и превозносились добродетели, происходили библейского масштаба катаклизмы, действительность гнулась, как как пластилин, а логика стремительно уступала место фантасмагории.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

 

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Когда большая часть живописцев перспектива отрисовывать стрип без правил покажется соблазнительной и мистической сразу, Маккей, казалось, услаждался возможностью отрисовывать что угодно. У каждого стрипа был свой сюжет, но все, что происходило меж первой и последней его панелью к нему могло относиться очень косвенно.

Понятно, что создание такового стрипа добивалось от художника недюжинного таланта. Богатство сюра ведь тоже могло показаться читателю мучительным.  К счастью, Маккей умел показывать причуды воображения сотками различных методов. Он еще до того, как стать газетным иллюстратором, стал мастером близкого к реальности стиля изображения. Он точно знал как принципиально было отрисовывать все, соблюдая пропорции и перспективу, и к чему приведет отказ от их соблюдения. DOTRF — хороший пример стрипа, в каком автор-реалист без видимых усилий делает страхи, просто преувеличивая норму. Его герои отращивают длинноватые руки и огромные ступни, могут растягивать свое тело, вырастают без предпосылки.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

DOTRF, к огорчению, всегда создавался в тени Little Nemo. Но это не означает, что он ему в чем либо уступал. Как и LN, это была одиссея — длящееся вечно путешествие по землям мира, имя которому воображение.

На чуть оформившееся сначала прошедшего века искусство мультипликации творчество Томаса Салливанта оказало воздействие, сопоставимое только с вкладом в нее Винзора Маккея. Но, на данный момент нас заинтересовывают только награды Салливанта как художника. Он много лет работал на Life, рисуя карикатуры и иллюстрации, а позднее пару лет отрисовывал политические карикартуры для одной из газет, принадлежащих Уильяму Херсту. Настоящие стрипы он не отрисовывал, предпочитая отрисовывать для их только «топперы» (узенькие горизонтальные стрипы-«заглушки», помещающиеся над более большими комиксами). Героями его рисунков были животные, изображение которых он освоил в совершенстве. Его арт нередко именуют «гротескным, но узнаваемым»: Силливант, совершенно передавая наружные черты и пластику животных, пририсовывал им комически гиперболизированные большие головы, огромные ноздри, копыта и лапы.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Стрипы Салливанта на техническом уровне были выполнены на очень высочайшем уровне, оставаясь смешными. Его животные нередко были изображены улыбающимися и радостными, живущими в гармонии. Антропоморфные животные были героями стрипов, комиксов и мультов столько, сколько существовали сами эти искусства. Вспомните, чему студия Уолта Диснея должна собственной славе. А вот отрисовывать живность, лишенную человечьих черт нрава, голоса и манер выходило не у всех. Салливант делал героями собственных стрипов конкретно животных, но при всем этом в их всегда присутствовали люди, только роли их поменялись местами. Нарядные в дорогие костюмчики и платьица представители расы людской что-то гласили и обсуждали, как обычно игнорируя происходящее вокруг, а их питомцы тем временем игрались в маленьких мизансценах главную роль. Салливант умел запечатлеть посреди остального не только лишь манеру животных держаться, ходить, вести себя и прочее, он умел отрисовывать животных такими, какими мы их лицезреем —  коты у него были наделены шармом, присущим только этим созданиям, собаки выглядели преданными и миролюбивыми неунывающими добряками, рабочие лошадки казались мускулистыми простаками, с наслаждением выполняющими томную работу. Салливант отрисовывал душу животных, их нрав, не ограничиваясь передачей только внешнего облика созданий.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Как и огромное количество живописцев тех пор, Салливант был мастером рисования тушью. Его работы смотрятся большими и детализированными, как и подобает карикатурам. Если откинуть смешные преувеличения, то его картинки смотрятся в высшей степени проф: все в их нарисовано в масштабе, ненадобные детали облегчены либо вообщем отсутствуют, перспектива передана удивительно.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Глядя на арт Салливанта вспоминаешь, что сейчас считающийся суровым изданием Life когда-то издавна был юмористическим журнальчиком.

Ок, на техническом уровне KRAZY KAT не может считаться малоизвестным стрипом. Либо не имеющим воздействие на жанр. Быстрее напротив. Чем больше времени проходит, тем посильнее критики сходятся во мировоззрении, что это был самый влиятельный стрип в истории. Детище художника Джорджа Херримана не было особо пользующимся популярностью и потому в течение долгого времени стрип недостаточно отлично был представлен на рынке. Гигантскую роль в восстановлении энтузиазма к классике сыграло издательство Fantagraphics и журнальчик The Comics Journal, назвавший KRAZY KAT наилучшим комиксом всех времен. Их топ, размещенный в Двести 10 номере, журнальчик нередко критиковали, но первую позицию не оспаривал никто из числа тех, кому стоит веровать. Многие именитые картунисты называли стрип Херримана оказавшим на их прямое воздействие: Уилл Айснер, Роберт Крамб, Чарльз Шульц, Арт Шпигельман, Билл Уотерсон были одни из более узнаваемых живописцев. У нас же стрип фактически неизвестен, потому не излишним будет поведать о нем если не тщательно, то хотя бы в рамках этой статьи.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Если вспомнить мое сопоставление из первого абзаца вступления, то Джорджу Херриману в нем принадлежала роль человека, изобрётшего не только лишь пилу, молоток и стенки, также микросхему, огнь, колесо и язык, ягодный смуззи, электроодеяло, диетическую колу, порнуху, телескоп и теорию суперструн. В эру, когда жанр только зарождался, Херриман выдумал в нем практически все, что только можно было, заодно раздвинув границы того, что может быть сделать с комиксной страничкой до максимума.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

 

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Как неплохим был KRAZY KAT поможет поведать эпизод с Уильямом Херстом. Херст переманил Херримана к для себя и после того, как Джордж сделал собственный самый именитый стрип, провозгласил ему бессрочный гонорар в Семьсот 50 баксов в неделю. Это позволило Херриману на сто процентов предназначить себя рисованию. Когда под конец собственного существования KRAZY KAT печатался только в 30 газетах по всей стране, Херриман попросил Херста понизить ему плату, считая, что он недостоин таких средств. Итак вот Херст отказал ему. Даже предпринимателю, пусть и с творческой жилкой, Херсту было ясно, что KRAZY KAT является кое-чем огромным, чем газетный стрип.

Чем неплох KRAZY KAT? Это умопомрачительно отлично написанный и нарисованный стрип – так, пожалуй, можно будет охарактеризовать его идеальнее всего, не скатываясь до обсуждение всего, из чего он состоит и что делает его уникальным.  Это жадное, но правдивое его описание.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

А сейчас давайте скатимся до обсуждения всего, из чего он состоит!

Итак, если идти по порядку, то первым у нас идет «очень отлично написанный». Херриман на момент сотворения KRAZY KAT (1916 год) уже отрисовывал мастерски выше 20 лет, нередко без помощи других создавая все свои стрипы стопроцентно, другими словами также работая над их сюжетом. 20 лет — срок большой. Херриман научился писать так классно, что его прозу нередко ассоциируют не с той, которая мерцает в комиксах, а той, которой отведено место на страничках наилучших представителей мировой литературы. Его язык был образным и поэтичным, вариативным, как у Германа Мелвилла и стилистически идеальным, как у Трумана Капоте. Герои KRAZY KAT нередко изъясняются на стилизованном южном диалекте обитателей Техаса, придающим уникальный шарм атмосфере стрипа. Херриман, 1-ые несколько лет экспериментируя с нарративом, скоро создавал сценарии, напоминающие о трудах модернистов. У него просто стрип мог быть слиянием 2-ух различных историй, рассказываемых 2-мя группами персонажей. Либо полагаться на разрушение четвертой стенки. Либо быть личным посланием, замаскированным под сказку. Пожалуй, мой возлюбленный пример гениальности Херримана также относится к тому, как отлично Херриман обладал языком. В одном из выпусков Херриман представил нам персонажа Bum Bill Bee, который:

А) Был бомжом, странствующим по просторам прерий (Bum);

Б) Его звали Билл (Bill);

В) Был пчелой/шмелем (Bee).

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Очень просто сказать, что таковой каламбур был естественным и дался Херриману просто. Но стоит держать в голове, что Билл — маленькая деталь колоссальной мозаики, известной как KRAZY KAT. Все в этом стрипе было выполнено с таким вот подходом к мелочам. Центральным сюжетом серии было противоборство Кота Крэйзи, мыши Игнаца и бульдога Оффиса Пап. Крэйзи обожал Игнаца, Оффиса Пап обожал Крэйзи, а Игнац не обожал никого, и в этом заключалась катастрофа. С течением времени следование обычной формуле, которой Херриман не изменял, подарило миру любовное противоборство, накал которого привел бы в экстаз и Шекспира. KRAZY KAT — это мелодрама с цветом комедии, насыщенная, богатая на аспекты, построенная на эмоциях героев.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

«Очень отлично нарисованный» следует дальше. Речь не идет о стиле художника, пусть KRAZY KAT и был очень приличным в плане арт стрипом. Это очень облегченное описание всей той суммы нововведений, что Херриман привнес в девятое искусство. Он был первым, кто рассматривал страничку как единое полотно и строил композицию соответственно. Первым, кто упразднил границы панелей. Херриман вообщем не признавал границы, будь они нарисованными либо существующими исключительно в воображении. Он на протяжение всей жизни стрипа интенсивно экспериментировал с панельной сетью, добившись на поприще дизайна достижений, которые не под силу было повторить никому. А когда воскресные выпуски KRAZY KAT стали выходить в цвете, Херриман воспринял это как новый вызов. Он сделал новый нюанс стрипа — цвет — частью его символизма. Херриман использовал рекурсию в стрипах еще до того, как термин стал известен. И да, Херриман был первым, кто вымыслил огромное количество, подчеркиваю огромное количество, приемов, которым нет определения и которые никем после не были применены, так как в отрыве от первоа, стрипа о приключениях кота, мыши и пса, они смотрелись несуразно.

Все перечисленные выше приемы как нельзя лучше работают в контексте жанра и потому делают KRAZY KAT безупречным комиксом, плохо поддающимся адаптации. Самым, вобщем, увлекательным и более нередко известным приемом Херримана было «стирание реальности», применяемое в стрипе везде. Эту технику использовал, к примеру, Серджио Арагонес в GROO, всякий раз рисуя заного гриф лютни менестреля. Херриман додумался и ранее первым, создав измышленный округ Коконино, в каком происходило действие стрипа. Отличительной особенностью окрестность были пейзажи: прекрасные, минималистичные и изменчивые. В каждой панели герои Херримана находились в одном месте, но мир вокруг их плыл, кружась и танцуя. KRAZY KAT был по-хорошему сюрреалистичным, так самую малость. В нем не всегда можно было осознать, реальны ли сцены, которые мы лицезреем, ведь из него были убраны все зрительные улики, сообщающие нам информацию о происходящем. Зыбучая перспектива роднит стрип Херримана с LITTLE NEMO, только тут эффекта «нереальности» живописец достигает более роскошным методом.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

А, практически запамятовал. Если для вас вдруг стало любопытно, вокруг чего все же крутился сюжет выпусков такового стрипа, то сходу сможете запамятовать о метафизике либо кое-чем схожем. Каждый выпуск стрипа был рассказом о том, как Игнац швыряет в голову Крэйзи кирпич и только об этом. В контексте статьи это звучит как нехорошая шуточка. Да не может быть настолько богато декорированный заслугами стрип говорить о гэге, чуток более умственном, чем традиционное «он поскользнулся на банановой кожуре», правильно? Не правильно. Принципиально то, как Херриман это делал.

А в окончании поглядите вот на эту страничку из KRAZY KAT. Прочтите все диалоги, поглядите на каждую панель.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Почему это так принципиально? Что делает эту страничку особой? Это пример того, как большим было сердечко Джорджа Херримана и как он делал собственный стрип личным, не впадая в мелодраму даже тогда, когда никто его за проявление эмоций бы не осудил. В Одна тыща девятьсот 30 девять году в возрасте 30 лет погибла его дочь, Бобби. Этот стрип вышел скоро после ее погибели.

Искусство вне времени: лучшие газетные стрипы начала xx века  комикстрейд

Последний стрип

Пятью годами спустя тормознуло и сердечко самого художника. Он погиб вслед за рабочим столом, оставив на нем недельный припас стрипов для публикации. Уильям Херст отменил KRAZY KAT скоро после того, как вызнал грустную известие.

Глобальная сокровищница стрипов остается полной скрытых драгоценностями шедевров. Я запустил в нее руку и вытащил наобум 6 бриллиантов покрупнее, показал их для вас, сам любуясь игрой света на их гранях, и положил их назад. Они здесь же затерялись на фоне золотых монет, изумрудов и жемчуга, а их свет впитали другие камешки, поровну разделив его меж собой. Может быть, мне стоит снова поглядеть, что таиться на деньке сокровищницы и выловить еще пару камушков?

Опросы

Самая ожидаемая книга от "Азбуки"

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...